Психолог Юлия Гусева



кушать

Многие из нас нередко переедают. Причин тому много. И одна из них – это то, что человек не различает физиологический голод и психологический голод.

Физиологический голод – это истинный голод. Он наступает через несколько часов после последнего приема пищи. При наступлении физиологического голода у человека урчит в животе, сосет под ложечкой. Если голодному человеку предложить простую еду (что-нибудь типа гречневой каши) он съест ее с удовольствием. Если человек ест только тогда, когда испытывает физиологический голод и не слишком большими порциями, он обычно не переедает.

Психологический голод возникает обычно на фоне сытости. Так, человек не хочет есть, но ест, потому что наступило время обеда или ужина. Такой "режимный" голод относительно легко контролировать. Подумайте о том, вы действительно хотите есть или идете за стол потому, что "надо"? Если есть возможность поесть через час-два, лучше отказаться от обеда. Но есть другой тип психологического голода, известный как заедание. Сытый человек ест тогда, когда испытывает негативные эмоции. Процесс поглощения пищи помогает справиться с негативным эмоциональным состоянием. Тут одним усилием воли удается справиться редко, ведь решать проблемы нужно не с питанием. Нужно разбираться с первопричиной, с теми сложностями, которые заставляют человека есть. Тут уже лучше обратиться к психологу.

Задание для читателя:

  1. Какой голод чаще испытываете вы?
  2. По каким признакам вы можете определить какой у вас голод?
  3. Что вы можете сделать для того, чтобы не переедать?

Я ухожу от проблемы в кафе... Галина

История из психотерапевтической практики. В соответствии с правилами конфиденциальности, имя и некоторые детали изменены, от клиентов получено согласие на описание случая.

Через несколько месяцев после начала терапии Галина вдруг неожиданно поправилась. Ни с того, ни с сего, казалось бы. На пару размеров. Естественно, такие существенные изменения внешности никак не могли пройти мимо терапевта. И я однажды (как будто мимоходом) заметила, что Галина изменилась. Я ни в коей мере не давала никаких оценочных суждений, просто констатировала факт (то, что в психологии называют феноменологией, что вижу, о том и говорю). Отклик на мои слова был мгновенным.

– Да, вы знаете, что-то случилось со мной. Сама не понимаю. Ем, кажется, как обычно. А вот толстею. Наверно, все-таки стала много есть и сама не замечаю.

А что такое "стала много есть". Это ведь может быть о разном. Например, полюбила готовить и, соответственно, нужно куда-то приготовленную еду девать. Ест человек и не замечает. Или, бывает, мать доедает то, что не доели дети. И опять незаметно, что съедает свою порцию и еще потом почти такую же. Или появилась привычка каждый день

вечером ходить в кондитерскую, которая открылась рядом с домом. Как выяснить, что происходит? Просто прошу рассказать, что изменилось за последние два месяца. Оказывается, ничего не изменилось. С первого взгляда кажется, что ничего не изменилось. А ведь на самом деле что-то же привело в кому, что Галина стала больше есть. Или есть не стала больше, а поправляться стала. Что же?

Мы говорим о семье, о доме, о работе. Все ли так, как раньше? Все. Только вот в отдел, где работает Галина, пришла новая сотрудница. Может ли новая сотрудница стать причиной увеличения веса? Казалось бы, ну никак не может.

– Как вам ваша новая коллега?

– Ничего. Работает хорошо. На ее месте до этого коллега не справлялась, мне приходилось ей все время помогать. А теперь хорошо. Мне нравится, что я не делаю чужую работу. Конечно, мы не подружились пока, только по работе общаемся. В общем, все хорошо. Только духи у нее такие ... во... сильные, просто ужас. Голова болит постоянно, сил нет. А окно лишний раз не открыть, холодно становится в кабинете.

– Вы сидите целый день в кабинете, пропахшем духами...

– Да не сижу я целый день, стараюсь почаще выходить.

– А куда выходите?

– Ой, в буфет (смеется).

Ну что ж. Давайте разбираться. Галине не нравится запах, она злится, но предпочитает об этом молчать. Ну конечно, воспитанные люди ведь не делают замечаний другим, не пытаются каким-то образом решить проблему, обсудить сложившуюся ситуацию, договориться, они вежливо молчат и страдают. Можно обсудить с соседом время ремонта, а можно просто плакать от того, что хочется спать, а он все сверлит и сверлит. Когда в кабинете стоит запах духов, можно уходить в столовую. Уходить в столовую – это в прямом смысле, а в переносном – уходить от проблем.

– Галина, вы уходите от проблемы в столовую. А как эта ситуация соотносится с вашей жизнью? Часто уходите от проблем?

– Наверно, да. Часто молчу, не говорю ничего. Бывало, сдачу не давали в магазине. Молчала и уходила. Однажды в кафе принесли не то блюдо. Тоже промолчала и съела. В школе бывало, что ругали меня не за дело, а я не могла сказать, что не виновата, хотя доказать было бы легко. Неудобно.

– Неудобно. А что неудобного?

– Неудобно о себе говорить. Привыкла так, что надо о других думать, а не о себе. Не быть эгоисткой.

– Эгоизм – это сказать, что у вас голова болит от сильных запахов...

– Ну как бы это моя проблема.

– И что вы чувствуете в связи с этим? Что чувствуете к вашей коллеге?

– Злость, раздражением, даже ненависть иногда.

– Она мешает вам ...

– Она мне дышать мешает, душит меня.

– Галина, а если бы вот так же кому-то мешали, сами того не зная, вы хотели бы, чтобы вам об этом сказали? Или это проблемы того, кому мешает? Пусть терпит.

– Конечно, хотела бы! Я не хочу никому мешать.

– Но позволяете вашей коллеге мешать вам.

– Это другое.

– Другое?

– Ну да... Или нет... Вы имеете в виду, что я сама готова терпеть неудобства и считаю это нормальным, а если мне доставляют неудобства, то тогда я тоже терплю.

Галина какое-то время молчит и начинает плакать.

– Да, Юлия, так и есть. Я как будто считаю себя человеком второго сорта, что ли. Стесняюсь сказать, если меня притесняют. И очень боюсь, если мне сделают замечание. Живу как мышка в норе, боюсь лишний раз пикнуть.

– И даже уходите из своей норы, если вам там становится некомфортно.

– Да, и ухожу. Я злюсь на коллегу, иду в буфет и начинаю есть. За едой я немного успокаиваюсь. Пока жую, успокаиваюсь, да и вкусненькое поднимает настроение. Я же чаще всего беру чай и пару булочек или пирожное. И с хорошим настроение возвращаюсь в кабинет.

– И так за день вы несколько раз уходите от проблемы в буфет.

– Да, раза три точно.

– Вы можете и дальше так продолжать делать.

– А могу что-то менять. Я знаю, что сейчас будет. Давайте уже подушечки, буду говорить с коллегой.

Мы говорим с коллегой, несколько раз меняемся местами. Галина задумывается о том, каково быть человеком, на которого постоянно раздражаются, а он об этом не знают.

Эта тема, конечно, не столько о лишнем весе, сколько о сложностях заявить о себе, о своих потребностях. И тогда о себе заявляет тело. Заявляет таким образом, что становится видимым. Видимым в прямом смысле этого слова. Большим. Правда, это не помогает решить проблему. Потому что видимым должен стать человек. А его голос – слышимым. Только так можно научиться ценить себя, взаимодействовать с другими на равных.

(с) Юлия Гусева, психолог