Психолог Юлия Гусева



люди

Казалось бы, пришел человек к психологу, рассказывает о своих проблемах и нужно говорить с ним, искать причины, что-то спрашивать, обсуждать. По крайней мере часто именно так представляет себе работу у психолога человек, впервые пришедший на прием. Примерно так показывают в кинофильмах, правда?

А на деле получается не всегда так. Бывает, что психолог просит что-то нарисовать, слепить. Ну это еще куда ни шло, на это обычно клиенты соглашаются. Но ведь бывает, что психолог вдруг неожиданно начинает задавать весьма неудобные вопросы о том, что ощущает клиент в теле, обращает внимание на то, что клиент горбится (поджимает ногу, прикусывает губу) или сжимает кулаки. Зачем это нужно? Ведь так и хочется сказать, что это все не очень важно. Какая разница, почему клиент сжимает кулаки? Да и сам он может с раздражением ответить, что это не важно, что это просто так, просто так! Важно то, что клиент говорит, не стоит отвлекаться. Но психолог почему-то отвлекается, тратит время на какую-то чепуху, как кажется на первый взгляд.

Почему же психологи обращают внимание на тело клиента? Все, что происходит с нашим телом очень важно. Каждое проявление, каждый симптом – это информация о клиенте.

Я живу, стиснув зубы. Валерия.

История из психотерапевтической практики. В соответствии с правилами конфиденциальности, имя и некоторые детали изменены, от клиентки получено согласие на описание случая.

Валерия сначала хотела записать на прием детей. Не ладилось у нее с ними. Дети непослушные, она на них раздражается, ругается, потом ругает уже сама себя. Вот в этом была проблема. Но я пригласила на прием ее одну. Обычно я приглашаю в таких случаях всю семью или по крайней мере мать с детьми. Но в этом случае я поступила иначе.

И вот Валерия на приеме. Она выглядит напряженной, измотанной. Рассказывает, что очень устала. В постоянном напряжении. Дети постоянно ругаются между собой, не слушаются ее. А она кричит на них, срывается.

Первую часть консультации я внимательно слушаю Валерию. Она хорошая мать. Много делает для своих детей и старается, чтобы в доме был мир. Но не все получается. Пыталась пить таблетки, но лучше не становится.

Что делать в таких случаях? Таких матерей очень много. Очень хочется их поддержать, сказать, что вряд ли найдется мать, которая ни разу в жизни не отругала детей, не накричала. Да что там говорить. Положа руку на сердце, нужно признаться, что мало матерей, которые бы ни разу не шлепнули бы сгоряча собственного ребенка. Что дает клиенту такая поддержка? Именно поддержку и не более. Да, матерям в определенной степени становится легче от осознания того факта, что они не одиноки. Но поможет ли им это избавиться от проблемы? Нет, не поможет. Но и поддержка важна. Поэтому мы говорим о том, что происходит, об усталости Валерии, о том, что она раздражается порой по пустякам (по ее мнению) и злится сама на себя. И мы приходим к тому, что этот гнев – это ни что иное как бессилие. Именно когда Валерия не знает, что делать, когда ей страшно от собственного бессилия, она кричит. А потом ей становится стыдно.

Валерия говорит о том, что все понимает, она прочла много книг по воспитанию детей и в теории все понимает. Что нельзя кричать, что шлепками не воспитывают, что наказания не помогут решить проблему. А вот на практике не удается ей быть спокойной.

И я прошу Валерию вспомнить и рассказать мне последний случай, когда она не сдержалась. Валерия рассказывает, что буквально вчера дети прибежали домой, раскидали в чисто убранной прихожей свои вещи. Валерия взорвалась. Детей не было дома около трех часов и все это время она делала уборку. Дом сиял чистотой. А тут такое! Что такое? Такое неуважение к ее труду. Валерия тут же начинает как будто оправдываться, говорить, что, конечно, нужно было спокойно сказать детям повесить одежду и поставить обувь на место и или даже убрать ее самой, но она не смогла. Стоп-стоп-стоп. Этого мы как раз делать и не будем. Мы не будем говорить о том, что Валерия могла бы сделать, но не сделала. Могла бы – сделала. А ей что-то помешало. Вот об этом нужно говорить. И даже не говорить, а ощущать и чувствовать.

И поэтому я задаю неожиданный вопрос.

– Валерия, вы сейчас ненадолго как будто вернулись в тот момент. Попробуйте сейчас ответить, что в тот момент происходило с вашим телом и, может быть, происходит сейчас.

– В смысле? – спрашивает Валерия.

– Когда вы раздражаетесь на детей, кричите, ругаете их. Загляните в себя, в свое тело. Что с вами? Что вы ощущаете?

– Не знаю даже... – Валерия задумывается.

Начинается экскурс в собственное тело. Это не всегда просто. Такие просьбы иногда ошарашивают клиентов, иногда раздражают. Кажется, ну какая разница, что я там ощущаю в собственном теле! Какая разница! Важно, что делать с агрессией, с раздражением. Что чаще всего хочет клиент? Подавить собственную агрессию, подавить свое раздражение, гнев. Просто перестать чувствовать эти негативные и иногда разрушительные для него эмоции. Увы, тут я не помощница. Нельзя перестать чувствовать. Точнее, можно, но это будет худшее из зол, пожалуй. Ко мне приходит немало людей, которые научились загонять вглубь свои чувства. Думаете, их жизнь стала прекрасной и удивительной? Было бы так, они бы не пришли к психологу. Потому что чувствовать и переживать для человека очень важно, в том числе и негативные эмоции.

Я помогаю Валерии. Прошу ее заглянуть внутрь себя, пройтись по всему телу, прислушаться к себе, к своим ощущениям. Кажется, что ничего. Все в порядке. Ни кома в горле (частенько бывает), ни тяжести в груди, ни ёжика в животе, ни-че-го. Предлагаю воспроизвести ту ситуацию, о которой рассказала Валерия. Мы берем кукол, рассаживаем их, Валерия начинает на них ругаться. Сначала искусственно, как будто просто выполняя задание. "Не верю", – сказал бы Станиславский. Но трудно начать сознательно и специально делать то, от чего хочешь избавиться. Постепенно энергия поднимается. Валерия начинает волноваться, даже кричать. В этот момент я спрашиваю Валерию о том, что происходит в ее теле.

– Я стиснула зубы, – отвечает женщина.

Вот он – телесный симптом. Нам удалось его отыскать! Что же такое для Валерии стискивать зубы? О чем говорит ей этот симптом? С телесным симптомом очень легко работать, если клиент, как говорят терапевты, продвинутый. Такой клиент легко погружается в свои переживания, легко осознает свои ощущения и свои чувства. А в нашем случае ситуация немного другая. Когда симптом сразу не "открывается", то хороший способ – его усилить. То есть, в нашем случае это сжать зубы покрепче, как следует прочувствовать то, что происходит.

Валерия сжимает зубы, сидит так довольно долго. А потом тихо начинает плакать. Что происходит? Валерия говорит, что она как будто борется. Сжимать зубы – это бороться. Сжать зубы и идти напролом, бороться с трудностями. Вот так. С какими трудностями борется Валерия? Медленно возвращаясь назад, Валерия начинает вспоминать то, что до этого казалось не так уж важным. 90-е годы. Не все так просто было. Постоянно не хватало денег, голода, конечно не было, но выживать приходилось. И не было никакой помощи. Все нужно было делать самой. Одной. И никак иначе. Нужно было стиснуть зубы и идти вперед. И она шла. Не плакала, шла. Вышла из 90-х... Сейчас совсем другое время. Уже не нужно бороться, а она продолжает. Есть поддержка, а она все пытается стискивать зубы и идти одна. В трудный момент своей жизни Валерия в прямом и переносном смысле стиснула зубы и решала проблемы. Тогда это скорее помогло, чем мешало. А потом ситуация изменилась. Финансовая стабильность, поддержка семьи. А паттерн остался прежним.

С чем сейчас борется Валерия? Сама с собой, с детьми. А как не бороться? Валерия уже говорила, что она все понимает, да делать не получается. Поэтому мы и начали работать с телом. Валерия все так же сидит, стиснув зубы. И я предлагаю ей разомкнуть челюсти, расслабить зубы и следить, какие изменения происходят в теле и в сознании. Валерия постепенно успокаивается, перестает бороться и медленно уходит раздражение, агрессия.

А что же дальше? Я предложила Валерии начать замечать свой симптом и в моменты вспышки агрессии и раздражения для начала просто расслаблять челюсть.

Прошло немного времени и Валерия поделилась со мной тем, что с ней происходит. Она рассказала, что теперь, когда она начинает злиться, она обращается сама к себе. Спрашивает себя, с кем же она борется и расслабляет стиснутые зубы. Удивительно, но неожиданно становится легче. Валерия сказала, что злость и раздражение потихоньку уходят, ей стало удаваться сдерживаться. Отвечая себе на вопрос о том, с кем она борется, Валерия неожиданно поняла, что на данный момент ее жизнь уже точно не борьба. Не нужно ни с кем бороться, да и проблем особых нет.

Валерия начала замечать, что она стискивает зубы не только, когда кричит на детей. На работе, когда злится на коллег, за рулем автомобиля, когда стоит в пробках, в очереди в поликлинике и других местах. И здесь оказалось важно размышлять о том, что сейчас происходит в теле и в голове? С кем борьба и каков результат...

(с) Юлия Гусева, психолог