Психолог Юлия Гусева



осуждение

"Не кричи громко, а то соседи подумают, что ты ...", "Не надевай эту короткую юбку, а то люди скажут..."... Были ли в вашем детстве такие слова? Или вы сами себе что-то такое говорили раньше, а, может быть, говорите и теперь. Вы не бежите по лужам, а то люди подумают, что вы сумасшедший. Вы не покупаете себе воздушный шарик, потому что люди скажут, что это глупо. Вы не покупаете себе молодежный (или какой-то еще) журнал для чтения в метро, мало ли что про вас люди подумают. Вы не делаете ту стрижку, какую вдруг захотели и еще много всяких "не".

Если первый абзац совсем не про вас, то я искренне за вас рада. И дальше вам не нужно читать. А если вы себя узнаете, то давайте немного поразмышляем. Что такое с вами происходит? Что заставляет вас так много задумываться о мнении других.

Я хочу предложить вам как будто повернуться и подумать не о том, как люди смотрят на вас, а как вы смотрите на людей. Вы сами много смотрите на других? Много думаете о том, у кого какие кеды, макияж, что она ест в кафе или почему он скачет по асфальту? Часть из вас ответят, что мало обращают внимание на других людей или не обращают вообще. Еще кто-то ответит, что иногда обращают. И мне хочется задать вам еще один вопрос. Что Вы думаете об этих людях и много ли думаете о них вообще? С какими чувствами смотрите? И опять ответы разделятся. Кто-то скажет, что через секунду забывает о "чудаках", кто-то скажет, что некоторое время о них думает и даже удивляется (а, бывает, и восхищается) их смелостью.

И что же получается? Если вас не сильно беспокоят люди, которые немного выбиваются из общей массы, то почему вы думаете, что на вас будут обязательно смотреть, что-то о вас говорить, осуждать или ругать? Может быть, и вам стоит сделать что-то такое, что доставит вам радость?

Я ем, чтобы казаться... Инга

История из психотерапевтической практики. В соответствии с правилами конфиденциальности, имя и некоторые детали изменены, от клиентки получено согласие на описание случая.

Она вошла в кабинет, спросила, куда можно сесть. Аккуратная, с хорошей стрижкой. Красивая. Ухоженная. Стильная.

Села и начала рассказывать. Она пришла потому, что ее направила ко мне диетолог и назвала фамилию диетолога. Да, знаю этого врача. Очень компетентная врач, которая четко умеет разграничивать сферу своей и чужой профессиональной компетентности. Значит, речь пойдет о психосоматике. О том, что не берутся лечить врачи. Инга страдает от лишнего веса. У нее нет ожирения, но похудеть не мешало бы. Ходила по врачам, конечно, обследована вдоль и поперек. Здорова. Мелкие проблемы со здоровьем никак не связаны с лишним весом. Начала лечиться у врача-диетолога. Лечилась пару лет. Получала специально разработанные для нее рекомендации по питанию. Пыталась выполнять, но вот никак не получается. Врач меняла рацион питания, пробовала искать компромиссы, но никак не получается. И тогда диетолог предложила обратиться к психологу и дала мой телефон. "Голову лечить надо", – говорит Инга. "Врач сказала, что все в голове"...

Начинаем беседовать и я прошу Ингу немного рассказать о себе. Инга – экономист и работает в достаточно крупной фирме. Замужем, есть дети. С виду все благополучно. Да и лишний вес, собственно, можно было бы не считать проблемой. Сколько полных женщин вокруг. Но Ингу почему-то именно эти лишние десять-пятнадцать килограмм расстраивают. Она говорит, что как будто гложет что-то внутри. Интересно, что же такое гложет внутри? Спрашиваю об этом. Оказывается, непросто заглянуть внутрь себя и Инга надолго замолкает. Это небыстрая работа. Инга думает, но сформулировать пока не удается. Потом она рисует это "что-то", опять не то, лепит из пластилина и говорит, говорит. И вот постепенно начинает все проясняться. И да, наконец осознание! Гложет ее то, что она "не как все нормальные люди". А кто такие "нормальные люди"? Те, у кого все хорошо и благополучно, по крайней мере с виду. А разве можно назвать полностью благополучным человека с лишним весом?

Быть как "все нормальные люди"... Что такое нормальный человек? У каждого свой ответ. У Инги это тот, кто благополучен с виду. А полный ... он выделяется... Выделяется своим внешним видом. Получается, для Инги один из аспектов благополучия – это не выделяться? По крайней мере, не выделяться в худшую сторону. Отчасти поэтому она так выглядит. Действительно, не выделяется. В хорошем смысле этого слова. Но, конечно, ничего этого я не говорю. Это моя гипотеза, которую мы будем проверять с процессе психотерапии.

А как ест нормальный человек? Да-да. Задаю этот идиотский вопрос. Нет, конечно, можно было бы "разобрать по косточкам" нормального человека. Но сейчас мне важно совместить питание и "нормальность" Инги. Вот прямо чувствую, что здесь "собака зарыта". И, конечно, важно понять, ест Инга как "нормальный человек" или как "ненормальный". Это не краткий разговор. Мы говорим, снова рисуем и даже создаем композицию в песочнице. Слово за слово выясняется, что нормальный человек нормально ест. Он полноценно ест дома, у него дома всегда есть еда, на работе он обедает в кафе и ест хорошую еду. У нормальной жены и матери муж и дети всегда сыты, еды вдоволь и с запасом. Первое, второе, компот и печенька к чаю.

Интересное дело получается, Инга со всех сторон нормальная и ест нормально, а вот вес-то у нее не нормальный. Парадокс. И где-то в "нормальности" закралась ошибка. То ли нормально быть полной, то ли нормально меньше есть. Иначе пазл не складывается.

А ест ли Инга как нормальный человек? А нормальную ли диету ей предложила диетолог? Подходим к нашей проблеме лишнего веса с другой стороны, со стороны "нормальности". Оказывается, что диета, конечно, не совсем нормальная. Нужно есть меньше и не совсем полноценно. Инга говорит, что она, наверно, могла бы пробовать. И в завтрак у нее даже получается. Она может съесть а завтрак то, что написано в ее списке и в том количестве, что написано. А где же сбой? А сбой происходит в обеденный перерыв на работе. Даже раньше. По схеме диетолога нужно на второй завтрак съесть салат из свеклы, капусты, яблоко. А в это время на работе пьют чай. И все "нормальные люди" приносят к чаю конфеты, печенье. И Инга приносит. И как все нормальные люди она ест сладости. А дальше обед. Инга с коллегами идет в кафе. И ей неловко брать, например, салат и гречу, как написано диетологом. Она берет суп, мясо с гарниром, пирожок. В общем, как все "нормальные люди".

Инга удивляется. Она до этого думала, что ей не хватает силы воли. Она думала, что у нее абулия. А что? Красивое слово, красивое заболевание. И себя можно оправдывать, когда съедаешь лишний кусок торта. Оказывается, не в абулии дело. Дело в том, что Инге неудобно, неловко, неприятно, стыдно есть "не как все" (вот оно "что люди подумают"!). Ну что же, разберемся, что же это за человек такой, кто ест "не как все". В нашем случае этот человек должен принести из дома на работу миску с салатом на второй завтрак и взять в столовой не полный обед, а такой выборочный. Да, тут, именно тут сложности. Не трудно Инге из дома взять коробочку с овощами. Трудно достать эту коробочку на виду у всех. Трудно взять в столовой не целый обед, а только суп и овощи на пару. Что трудного? Инга говорит, что для нее это про то, что подумают о ней люди. А что они подумают? Они подумают, что она бедная или жадная. Ни бедной, ни жадной Игра быть не хочет. Много лет назад она, будучи студенткой, не имела возможности есть даже в студенческой столовой. И приходилось есть то, что взяла из дома. Было мучительно стыдно и она завидовала тем, кто спокойно идет в столовую и ест там. Ей хватало денег на входной билет в театр (были такие для студентов), эти билеты стоили дешевле, чем проезд на метро. Но, конечно, купить себе в буфете даже чай с пирожком было бы обречь себя на несколько дней жизни впроголодь. А очень хотелось в театре сходить в буфет. Казалось, что улыбающиеся люди за столиками смотрят на нее с презрением.

Прошло много лет и Инга может себе позволить почти все, что хочет. В смысле, может позволить себе купить хорошую одежду, машину, отдых. Вот только есть не может начать так, как хочет. Ест так, чтобы не подумали о ней чего-то плохого, не заподозрили в бедности или жадности. "Да", – говорит Инга. "Получается, я боюсь того, что обо мне плохо подумают. А разве плохо заботиться о себе? Во мне все еще сидит та голодная студентка, которая больше всего на свете хотела купить себе пару пирожных с кофе. Мне так жаль ее". Инга плачет и со слезами уходит постепенно жалость к себе. Она уже другая. Ей не нужно показывать другим, что она может позволить себе купить торт. Она может есть то, что хочет. А что скажут люди? Может быть то, что она заботится о своем здоровье, а, может быть, что-то еще. Или вообще ничего не скажут. Не важно.

(с) Юлия Гусева, психолог