Психолог Юлия Гусева



психолог нужен

Иногда можно слышать о том, что только слабый человек, который не может сам справиться со своими проблемами, идет решать их у психолога. Согласны ли вы с этим утверждением?

Бывало, что мои клиенты спрашивали меня, стоит ли рассказывать родным и близким о том, что они ходят к психологу. Я в таких случаях обычно спрашиваю своих клиентов о том, посещают ли они каких-то еще специалистов (стоматолога, косметолога и т.д.) и рассказывают ли о том, что пользуются, например, медицинской помощью. Конечно же, я получаю ответ, что посещают и пользуются, иногда рассказывают об этом другим, если к слову придется. И тогда я спрашиваю о том, не стыдно ли им лечить зубы у стоматолога и как вообще они себя чувствуют в роли того, кто сам себе зубы вылечить не может. Или как насчет того, что они не могут сами себе сделать какую-то сложную косметическую процедуру и идут к специалисту. Обычно после этого мои клиенты немного расслабляются и успокаиваются. И вроде как уже не так стыдно сказать о том, что ходишь к психологу. Конечно, можно и не рассказывать другим о своем психологе. Совсем не обязательно. И вопросы эти я задаю клиентам не для того, чтобы они начали всем рассказывать о том, что посещают кабинет психолога. Конечно, это для них самих. Потому что бывает, что клиенты чувствуют себя слабыми из-за того, что пришли за помощью. А разве они слабые?

Я ставлю психологическую помощь в один ряд с другими видами помощи, будь то медицинская или иная. И везде хорошо, когда работает профессионал. Слаба ли я от того, что осознаю, что с помощью специалиста дело будет сделано лучше? Не слаба. А вот осознаннее точно. Сила или слабость, обратиться за квалифицированной помощью? Мне видится, что сила.

Я рада быть полезной тем, кому нужна помощь.

Я сильный! Я тот, кто может. Алексей.

История из психотерапевтической практики. В соответствии с правилами конфиденциальности, имя и некоторые детали изменены, от клиентов получено согласие на описание случая.

Алексей пришел с тем, что назвал паническими атаками. Он не мог ездить на общественном транспорте. Никак. Никогда. Вообще. В принципе, жить было можно и даже терпимо. У Алексея был автомобиль и он передвигался на нем. Но проблема все-таки была. Потому что любой форс-мажор мог выбить Алексея из привычной жизни. Как отдать машину в ремонт? Как передвигаться на отдыхе? Бывало, что хотелось в гостях выпить рюмку водки, но тогда нужно было поехать в гости на такси или маршрутке.

Алексей рассказал о своей проблеме с трудом. Ему было нелегко признаться. Он сказал, что знает только жена. Для всех остальных он тот, кто обожает водить машину и терпеть не может всякие маршрутки. Алексей сказал, что он, наверно, слабак. "В чем слабак?" – спросила я. В то, что не может сесть в автобус. В том, что не смог сам решить эту проблему. В том, что обратился к психологу. Как не обратить на это внимание? Конечно, я откликнулась.

И вот мы начинаем играть. Создаем образ слабого человека, потом сильного. Алексей то в одном образе, то в другом. Интересно. Кто такой слабый? Кто такой сильный? Постепенно что-то меняется. Оказывается, что обратиться за помощью – это не слабость. Это совсем нелегко. Слабый – плачет, сильный – делает. Делает ли Алексей и что он делает? Делает. Что делает? Вот сюда пришел. Не плакать (хотя где еще поплакать, как не в кабинете психолога), а менять ситуацию, решать проблему. Я поделилась с Алексеем тем, что мне показалось важно. На мой взгляд, признать проблему – это сила. И обратиться за помощью – это сила. Сила – это встретиться с самим собой, со своими сложностями. Но от признания себя сильным ситуация, конечно не меняется. Надо работать, надо разбираться.

Вернемся к тому, что называет Алексей паническими атаками. Что происходило с Алексеем? Если он пытался сесть в такси или маршрутку, его начинало трясти, кружилась голова, тошнило. Хотелось выйти. Оказывается, что Алексей не всегда боялся ездить в общественном транспорте. Однажды Алексей попал в незначительную автомобильную аварию, когда за рулем был его друг. Алексей получил небольшое сотрясение мозга.

А теперь небольшое отступление. С симптоматикой все относительно понятно. У Алексея сейчас в транспорте все те симптомы, которые наблюдаются при сотрясении мозга: тошнота, головокружение, темнота перед глазами. То есть, всякий раз, когда Алексей оказывается не за рулем, он как будто снова переживает ту аварию и ее последствия. А чем отличается Алексей-водитель от Алексея-пассажира. Для Алексея это про контроль. За рулем он контролирует ситуацию, а в качестве пассажира – нет.

Вот такая история. Перестал Алексей доверять другим водителям. А что в других сферах с доверием? Можно ли жить, совсем не доверяя другим? Создаем образ человека, который вообще никому не доверяет. Ого! Он не может поесть с кафе (надо же доверять повару), не может купить продукты в магазине (надо же доверять производителю), не может нанять строителей делать ремонт. Алексей долго расписывает жизнь недоверчивого человека. Это одиночка, отшельник, который живет натуральным хозяйством где-то в лесу. Можно ли жить, совсем не доверяя людям? Легко ли это? Для Алексея – нет. И мы начинаем говорить о том, кому же он доверяет, в каких случаях. Оказывается, не так уж и мало. Он, конечно, доверяет членам своей семьи, он пользуется электроприборами (и это доверие производителю), он водит ребенка в детский сад и доверяет его воспитателям. И это не полный список того, что перечислил Алексей.

Но как начать доверять тому, кто везет тебя? Для Алексея страшно, что он не может контролировать ситуацию на дороге. А все ли он может контролировать, когда он за рулем? И снова оказывается, что не все. Алексей, например, не может контролировать то, что делают другие водители.

Контроль – это очень важно. Действительно, важно иметь возможность контролировать то, что происходит вокруг. Но не менее важно и понимать, что контролировать все совершенно невозможно. Да, возможно, комфортнее жить, когда можешь контролировать все. Но нас окружают другие люди, происходят разные события. Алексею оказалось не просто принять то, что он не может все контролировать. Не просто было научиться доверять.

А что же с поездками в общественном транспорте? Появление доверия к людям дало положительные результаты. Когда Алексей в первый раз после длительного перерыва поехал на трамвае, он сел рядом с водителем. Он прочитал объявление о том, что требуются ученики водителей трамвая, смотрел на уверенную женщину-водителя, которая быстро нажимала на какие-то неведомые Алексею кнопочки. Трамвай катился, весело звеня. Страшно было? Страшно, конечно. Но это был еще один шаг к тому, чтобы доверять.

(с) Юлия Гусева, психолог