Психолог Юлия Гусева



Нередко родители задают вопросы о том, почему ребенок непонятные стишки запоминает легко и быстро, а то, чему его учат родители – долго (цвета, формы, цифры, буквы). Казалось, гораздо проще запомнить десяток цветов или геометрических форм, нежели 

 Караки-шмаки, 

Эус-деус-краснодеус, 
Бац. 

На этот вопрос ответил отечественный психолог, исследователь памяти, А.А. Смирнов. Он обращает внимание на то, что дело в данном случае не столько в содержании материала, а в отношении к нему ребенка. Различные непонятные и бессмысленные считалки привлекают повышенное внимание ребенка. Кроме того, они интересны ребенку тем, что совершенно непонятны и ребенок хочет узнать, что они значат. К тому же, эти считалки (скороговорки) обычно включены в игровую деятельность ребенка. А так как ведущая деятельность дошкольника – игра, то все, что происходит в игре, оказывается важно для ребенка. 

Естественно, все перечисленные условия запоминания, описанные А.А. Смирновым, не применимы к занятиям, которые проводят родители с детьми. Трудно ожидать повышенного внимания к кружочкам и квадратикам, отвечать, какого цвета цыпленок и т.д. 

При этом, если спросить у родителей, дети которых плохо запоминают то, «что нужно», каким образом они занимаются с детьми, то выясняются некоторые закономерности. Эти родители преимущественно используют для обучения детей специальные книги. Они показывают ребенку цифры, буквы, формы, цвета и через некоторое время просят ответить на вопросы, воспроизвести материал. 

Иначе построены занятия у тех родителей, чьи дети хорошо запоминают материал. Они обычно мало используют книги, предпочитая игровую форму взаимодействия и просто включение ребенка в обыденные, бытовые дела. Так, родитель просит ребенка достать красную чашку (и вот уже изучение цветов) или принести три большие морковки (счет и изучение размеров). Родители играют с детьми в игры, параллельно изучая математику или обучаясь чтению. 
Почему же так происходит? И снова ответ мы можем найти в исследованиях А.А. Смирнова. Он выявил, что гораздо лучше запоминаются действия, нежели мысли. Что это значит для процесса обучения? Это значит, что для ребенка гораздо эффективнее учиться считать, расставляя на полке чашки и пересчитывая одновременно их, нежели просто механически считать в уме. Именно поэтому многие дети бойко считают до ста и более, но не соотносят слово «пять» с цифрой пять и числом пять. Еще А.С. Макаренко обращал внимание, что такой механический счёт совершенно бессмысленное занятие и не является показателем ни математических способностей ребенка, ни наличия у него каких-либо знаний в области арифметики. Такой ребенок всего лишь знает считалку «один-два-три», не принципиально отличающуюся от «Эне-бене, рики-таки». Это уровень механического запоминания, а не осмысленного запоминания. Дети, которые усвоили числовой ряд по порядку, легко называют в этом ряду нужную цифру, но затрудняются назвать ее, если она предложена им одна, вне числового ряда. Итак, ребенку, обучаясь, для более эффективного запоминания, важно использовать разнообразные вспомогательные предметы, манипулировать ими.

И это еще не все законы памяти, которые можно использовать в обучении. Оказывается, не все действия запоминаются одинаково. Лучше запоминаются те действия, которые связаны с преодолением препятствий. То есть, если выполняя задание, ребенок не очень легко его выполнил, а потратил некоторые усилия на выполнение, то эти задания будут запоминаться лучше всего. 

Эти законы памяти однозначно учитываются в системе обучения, разработанной Марией Монтессори. Конечно, Мария Монтессори не была знакома с исследованиями А.А. Смирнова, однако, в ее системе трудно найти факты, которые бы противоречили положениям современного научного знания. В среде дети не заучивают ничего наизусть. Они работают с различными материалами и запоминание, а, значит, и знание, как будто бы приходит само собой. В реальности, конечно, ребенок трудится. Просто нет скучного запоминания. Есть интересные занятия. 


(с) Юлия Гусева, психолог