Психолог Юлия Гусева



индиго

Эвфемизмы наполняют нашу речь. Нередко мы слышим с экрана телевизора «красивые» слова, за которыми стоят достаточно нелицеприятные вещи. Психологическая наука не является исключением. К одним из таких психологических эвфемизмов относится термин «дети индиго». Почти все взрослые более-менее знакомы с этим термином и примерно представляют себе, что такие дети есть. Когда я веду семинары, читаю лекции студентам или педагогам, то нередко задаю слушателям вопрос о том, кто же такие эти дети индиго.

Что я чаще всего слышу в ответ? Это гениальные дети, необычные, талантливые, способные, уникальные, не такие как все, особенные, чувствительные, умные и т.д. Обычно каждый отвечающий дает один, максимум два ответа и никто никогда не назвал четких критериев, по которым можно отличить детей индиго от остальных детей. Затрудняются обычно слушатели и сказать, является ли конкретный ребенок индиго или нет. То есть, термин вроде как на слуху, а наверняка сказать, что тот или иной ребенок является индиго или не является не получается. Странно, правда? Дело в том, что этого термина не найти ни в одном из психологических словарей, его нет в МКБ-10 (Международная Классификация Болезней). Почему? Потому что нет такого заболевания "индиго" (следовательно, нет его в МКБ-10), нет такого понятия в психологии (нет термина в словаре или энциклопедии). И, собственно, нет таких детей.

Как же так, спросите вы, дети есть, а термина нет? И как это нет термина, если его регулярно употребляют? Ведь это слово используется людьми и мы регулярно слышим о детях индиго. Кто и зачем придумал это понятие и о каких детях идет речь? Давайте разберемся. Этот термин введен в обиход экстрасенсом и ясновидящей Нэнси Тэпп, которая считает, что у каждого человека есть своя аура и есть дети, которым присуща аура цвета индиго. Что тут можно сказать? Видели ли вы когда либо ауру у кого-либо? Скорее всего, не видели. И эту ауру цвета индиго не видел никто, кроме самой Нэнси Тэпп.

Если же обратиться к литературе о детях индиго (например, можно прочитать книгу Ли Кэрролл и Джен Тоубер "Дети Индиго") и внимательно ознакомиться с описанием детей индиго, то ситуация более-менее проясняется. Описание детей индиго соответствует описанию СДВГ (синдрома дефицита внимания и гиперактивности). Это импульсивные, неусидчивые дети, для которых характерны проблемы с концентрацией внимания. При этом, они обладают нормальным или даже высоким интеллектом, стремятся к общению с другими людьми, при этом их далеко не всегда понимают и принимают другие дети. Не будем подробно описывать синдром, так как ему посвящены десятки статей и книг. Получается, что один и тот же феномен в научной психологии и медицине имеет одно название (СДВГ), а в сфере эзотерики – другое (индиго).

Кому и зачем нужен новый, более «красивый» термин? Нельзя ответить на вопрос, зачем этот термин ввела экстрасенс Нэнси Тэпп. На этот вопрос может ответить только она сама. Но почему многим родителям этот термин пришелся по душе – относительно понятно. Когда мы говорим о детях индиго, обращать особое внимание нужно не столько на детей, сколько на их родителей. Что-то мешает родителям признать, что у ребенка существует ряд сложностей поведенческого характера и с большой вероятностью имеются неврологические проблемы. При этом опыт показывает, что и отрицать то, что ребенок отличается от большинства других детей тоже оказывается сложновато. Так что бывает, что причина проблемы ищется не в особенностях ребенка, а в том, какие люди (педагоги, другие дети) окружают ребенка. Так, нередко родители говорят, что ребенок требует индивидуального подхода, который педагоги не могут к нему найти. Безусловно, каждый педагог по мере своих сил старается помочь каждому своему воспитаннику или ученику. Но педагог не волшебник и не всегда может обойтись без помощи родителей, врачей, психологов. Бывает, что от родителей можно услышать что-то типа: "Моего ребенка не понимают и не принимают, мир еще не готов к тому, чтобы принять его", "Он гениален, его гениальности не видят", "Он не такой как все, к нему нужно относиться не так как ко всем детям" и т.д.

Как я уже упомянула выше, родителям иногда бывает непросто видеть наличие проблем у собственного ребенка. И не все родители готовы признать наличие у собственного ребенка синдрома дефицита внимания и гиперактивности. В этом случае приходит на выручку эвфемизм. Назвать ребенка красивым словом «индиго» родителю оказывается гораздо проще и приятнее. И тогда можно не обращаться к неврологам и психологам, можно не тратить время и деньги, пытаясь помочь ребенку. В этом случае оказывается гораздо проще говорить об уникальности собственного ребенка, называя его красивым словом индиго.

Если ребенок слышит о себе, что он "индиго", необычный, уникальный, особенный, то, конечно, и сам начинает верить в свою исключительность. Ни в коей мере нельзя отрицать, что каждый человек, будь то ребенок или взрослый, уникален, индивидуален. Но в данном случае частенько бывает так, что родитель доносит до ребенка не то, что каждый человек уникален, а то, что он, ребенок, отличается от всех (а все как раз это серая масса). Такое осознание своей непохожести тоже не всегда полезно для ребенка. Ребенку с СДВГ обычно и так сложно адаптироваться в коллективе, найти друзей, обычно есть проблемы с общением, установлением теплых дружеских отношений. А если ребенок точно знает, что он не такой как все, то это может стать еще одним барьером в общении.

А что же дальше? Хорошо, если найдется специалист (чаще это воспитатель в детском саду, учитель в школе, педагог дополнительного образования), который сможет объяснить родителям, что не стоит тянуть время и стоит обратиться за медицинской и психологической помощью. Ведь СДВГ это не страшная неизлечимая болезнь. Мало того, даже назначение препаратов далеко не всегда требуется. Зато почти всегда требуется изменение отношения к ребенку со стороны родителей, изменение режима дня, внешкольной нагрузки, корректировка поведенческих паттернов.

Пожалуй, самая большая опасность применения эвфемизмов в психологической практике таится в бездействии. Потому что признание проблемы требует ее решения.

(с) Юлия Гусева, психолог